5a474467     

Алексеев Сергей - Родина Богов



det_history Сергей Алексеев Родина Богов События романа происходят в IV веке н. э., на побережье Варяжского моря. Всю свою историю вольные и свободолюбивые арвары не знали рабства. Они казались «цивилизованному» Риму, процветающему за счет рабства, «варварами», дикими, отсталыми людьми.
Когда в начале нашей эры начались восстания невольников и близилась гибель рабовладельчества, византийские оракулы убедили власть имущих принять христианство как религию, предназначенную для усмирения рабов.
Весть об этом донеслась до арваров, и верховные жрецы заслали в Византию руса по имени Арий, дабы выяснить, насколько опасно развиваются события, и заодно развенчать новую религию, объявив мессию всего лишь пророком, а не божьим сыном…
ru ru Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-12-01 http://www.smartlib.ru/ OCR: Ustas SmartLib SpellCheck: VVV 1034D30A-CBE2-4F18-8F9C-7BF5043DED20 1.0 Родина Богов ОЛМА-Пресс Москва 2004 5-224-04608-4 Сергей Алексеев
Родина Богов
От автора
Наше прошлое бездонно, как речной омут. И так же непроглядно, если плавая по поверхности, просто опустить голову. Всякая попытка погружения в его глубины почему-то связана с несколькими и очень сильными чувствами, одно из которых всегда зримо и выделятся особо — страх перед неизвестностью, перед необъяснимостью и даже перед тем чудесным, что поражает воображение и еще больше вызывает страх.
Впервые я испытал его на деревенском кладбище в восьмилетнем возрасте и тем самым сделал себе прививку, как делают ее в детстве, например, от оспы. Произошло это на берегу одной из рек Кировской области — к великому сожалению, не могу точнее указать места, ибо уверен, что туда в тотчас нахлынут орды жаждущих сенсаций, археологических редкостей и просто искателей приключений и потревожат покой не только наших древних предков, но и лично моих, поскольку там похоронено несколько пра — и прадедов.
Так вот, в деревне умерла какая-то старушка, и сосед дядя Илья рано утром пошел копать могилу, а его жена собрала ему завтрак и послала меня отнести на кладбище. Когда я прибежал к соседу, он уже закопался по шею, а роста он был высокого, где-то, метр девяносто, и теперь выворачивал со дна камни, аккуратно складывая их в пирамиду.

Дело в том, что камней в этой деревне, впрочем, как и в окрестных, было не найти днем с огнем, а они требовались прежде всего в баню, для каменки, при строительстве, чтоб положить под углы и еще, например, придавливать капусту в кадках. Тяжелые светло-серые валуны добывали только на кладбище, и только когда копали могилы, и то, как кому повезет — говорили, что даже в глубоких ямах иногда оказывалось пусто. Все знали или догадывались, каким образом попали эти камни в недра кладбищенской земли, но практичный крестьянский разум, воспринимающий мир таким, каков он есть, вполне допускал, что эти валуны можно использовать и по иному назначению.
Дядя Илья был доволен, поскольку выворотил их уже десятка полтора, а один черный, огромный, величиной с трехведерный чугун и по форме похожий на чугун, стоял отдельно на высоком старом пне. Пока сосед завтракал и пил по глоточку из посланного ему шкалика, я рассматривал камни, как большую редкость, а они подсыхали на солнце и становились белесыми. Только тот, на пне, кажется, чернел еще больше, может, потому, что был сильно испачкан сырой землей.
Совершенно бездумно я стал обметать его рукой и тут суглинистая корка как-то легко отвалилась и я онемел от страха. Дядя Илья, должно быть, заметил и сказал печально:
— Не бойся, это, кость, церепь…
Я ви



Назад