5a474467     

Алексин Анатолий - Коля Пишет Оле, Оля Пишет Коле



Анатолий Георгиевич Алексин.
Коля пишет Оле, Оля пишет Коле
OCR: Елена Байрашева
Оля и Коля
Шоссе длинным серым клинком рассекало лес, казавшийся непроходимым.
Но, подъезжая к тому месту, где клинок шоссе перекрещивался с другим
клинком, тоже рассекавшим лес, но более отточенным, сверкающим и широким
- с уральской рекой, - шоферы и их спутники удивленно вздрагивали:
непроходимые лесные заросли трубили горнами, пели и даже дискутировали
на тему: "Может ли мальчик дружить с девочкой?" И только уже у самого
моста стрелка, нацеленная на лес, все объясняла: "Пионерский лагерь
"Сосновый бор" было написано на ней выцветшими от солнца и дождя
буквами.
Дискуссии устраивал главный редактор лагерной радиостанции "Голос в
лесу" Лева Звонцов. В школе Лева тоже отвечал за радиопередачи, а заодно
уж и за дружинную стенгазету... Почти все ребята давно знали друг друга:
раньше они жили на Севере, где родители их построили алюминиевый завод,
а потом родители переехали на Урал, чтобы строить другой алюминиевый
завод, и ребята переехали тоже. Они учились в одной школе, отдыхали в
одном пионерском лагере "Сосновый бор" и все знали, что лучше Левы
Звонцова никто не умеет заводить разные споры и дискуссии.
У соцгородка, который строили их родители, было странное и не очень
благозвучное имя: "БАЗ", что означало: "Большой алюминиевый завод".
Взрослые люди были очень заняты, и у них, видно, не хватало времени
придумать городу другое название. А у ребят свободного времени было
побольше, особенно летом, в лагере, и Лева Звонцов по радио объявил
конкурс:
Пионер! Поработай мозгами своими
И придумай для города новое имя!
В лесу, на свежем воздухе, заработали мозгами сразу двести тридцать
ребят. И вот по вечерам, хрипло вторгаясь в бесконечную птичью болтовню
и приливами набегающий сосновый шум, Лева Звонцов стал устраивать такие
радиобеседы:
- Расскажи-ка радиослушателям, какое имя ты хочешь дать нашему
городу!
- Город, который мы сами построим...
Репродуктор, черным гнездом примостившийся меж сосновых ветвей, вдруг
мелко-мелко задребезжал - это Лева расхохотался в самый микрофон:
- Где ты слышал такие длинные названия?
- Не слышал. И очень хорошо: пусть будет ни на что не похоже!
- Вот именно: ни на что не похоже! Следующий! - выкрикнул Лева так,
словно он был врачом и за дверью у него томилась очередь пациентов.
- Бр-ратск! - нажимая на букву "р", четко выговорил очередной
участник конкурса.
- Это название уже без тебя придумали.
- Ну и что же? Тот город на Ангаре, а этот у нас.
- Ну как ты не соображаешь?.. Может возникнуть путаница: вот,
например, с письмами...
- Тогда - Новый Бр-ратск!
- И тот, на Ангаре, тоже не старый.
- Тогда я подумаю...
Левин голос расположился в эфире, как у себя дома: он оценивал,
поучал, делал замечания.
- Следующий! - выкрикнул Лева.
- Что ты кричишь, как в лесу? - ответил ему чуть-чуть удивленный,
певучий голос, в котором не было раздраженности или ехидства, а было
именно добродушное удивление лихой Левиной бесцеремонностью.
Все сразу узнали Олю Воронец.
- Мы и есть в лесу! - тут же нашелся Лева. Но, смущенно пошуршав
чем-то в микрофон, добавил: - Извини. Здесь такая очередь, всем не
терпится получить премию... У тебя есть предложение?
- Я предлагаю назвать так: город Крылатый!
- Немного странно... звучит, - робко, почти шепотом возразил Лева.
- Почему странно? Есть же в Казахстане город Рудный. А у нас будет
город Крылатый. И это будет справедливо: алюминий-то крылатый ме



Назад