5a474467     

Алексин Анатолий - Мимозы



Анатолий Георгиевич Алексин
МИМОЗЫ
Андрей туманно представлял себе, что именно нужно дарить женщинам к
празднику. С подарками он не раз попадал впросак. Правда, Клава всегда
очень долго его благодарила, но потом вела себя как-то странно. Например,
с театральной сумочкой, подаренной Андреем, она ходила только в магазин, а
в театр - никогда. Духами, которые он подарил, она не душилась.
- В чем дело? - недоумевал Андрей. - Но флаконов красивей этого в
магазине не было. Посмотри, какой замысловатый...
- Все хорошо, все очень хорошо, - успокаивала его Клава. - Просто я
берегу твой подарок. Он очень дорог мне - вот и берегу.
Но в этом году Андрею повезло. За несколько дней до праздника Клава,
вернувшись с работы, сказала:
- Сегодня утром, я видела, продавали мимозы. Спешила на работу - и не
могла купить. Это мои самые любимые цветы. Знаешь, каждый цветочек похож
на сказочно маленького цыпленка, присевшего на веточку.
- Разве это твои самые любимые цветы? - механически, не отрываясь от
газеты, спросил Андрей.
- Я сообщаю тебе об этом каждую весну, - обиделась Клава. И, как всегда
в подобных случаях, стала нарочито громко стучать и звенеть на кухне.
Андрей вспомнил об этом разговоре вечером седьмого марта, когда мужчины
из их конструкторского бюро устремились в магазины за подарками. Днем они
все получали устные и письменные консультации у секретарши начальника,
которая считалась самой элегантной женщиной не только в бюро, но и во всем
научно-исследовательском институте. Она любила давать советы по части
подарков, нарядов и правил хорошего тона.
Пожалуй, только Андрей не советовался с секретаршей начальника. Он
знал, что нужно преподнести Клаве: он подарит ей мимозы, ее самые любимые
цветы.
В цветочном магазине, неподалеку от института, покупателей не было.
Продавщица сидела в уголке, сосредоточенно разглядывая свои ногти, видно
определяя, нужно ли наводить к празднику маникюрный глянец.
"Вот хорошо! - подумал Андрей. - Совсем пусто!" Но тут он заметил, что
и на полках магазина тоже было пустовато. Стояло несколько цветочных
горшков, перепачканных землей. Из горшков лезли вверх какие-то странные
растения.
Стебли их напоминали толстые и кривые корни хрена, а цветы были такие
хилые, такие невзрачные, что и цветами-то их назвать было нельзя.
Увидев Андрея, продавщица проворно вскочила с табурета, на ходу,
взбивая прическу. И до неграмотности учтиво спросила:
- Что будет угодно для вас?
- Мне нужны мимозы, - сказал Андрей, с грустью поглядывая на уродливые
растения в цветочных горшках.
- Мимозы? Имелись утром, имелись днем... Сейчас уже кончились. Сами
понимаете: завтра праздник. Все за этим товаром охотятся.
Андрей со злостью взглянул на продавщицу: и потому, что в магазине не
было мимоз, и потому, что она бесцеремонно называла "товаром" любимые
Клавины цветы.
- Возьмите вот эти, - предложила продавщица. - Последние три горшка
остались. Тоже очень редкие цветочки...
- Я вижу, что редкие, - хмуро улыбаясь, сказал Андрей.
- И холода они не боятся.
- Их самих испугаться можно. А больше ничего нет?
- Сегодня ничего, а завтра подбросят.
Нет, завтра уж будет поздно. Андрею хотелось, чтобы Клава получила
подарок утром, еще до работы. Несколько минут он молча размышлял. А
продавщица за это время собралась с силами и пошла в решительную атаку:
- Возьмите эти цветы. Не пожалеете... Их только надо раскрыть руками, а
там, внутри, они очень красивые - лиловые, сиреневые... Очень даже
оригинальные цвето



Назад